Blog

Санаторий

Санаторий

Кроме поликлиники, в моей работе были и другие прелести — например, санатории для детей. Мне не удалось устроить Лену в спец. детский сад — хотя я посетил пару или тройку садиков ЦК компартии — то ли мест не было, то ли «чином не вышел». Слава богу, что хоть удалось ее устроить в обычный садик без очереди, опять же благодаря работе. Но санаторий и больницы, в которых Леночка побывала, все-таки принадлежали партии, поэтому были они раз в десять лучше обычных.

Первый раз Лена отправилась в такой санаторий, когда ей было примерно три годика. Оттуда пришла открытка, с ее непонятным рисунком и подписью, сделанной воспитательницей, что, мол «у меня все в порядке, мне здесь очень нравится». Было известно, что группы в обычных санаториях состояли из 40 детей, а в этом — всего 15, причем на двоих воспитателей. Внимания уделялось детям много, о них неплохо заботились, они играли, а заодно избавлялись от болячек. Когда настала пора встречи (кажется, через три недели), дети приехали на автобусе к поликлинике. Лена выскочила из автобуса — в пальтишке и шапочке, раскрасневшаяся, веселая, с округлившимся личиком, и сразу же закричала: «Папа, а что это ты мне открытку прислал, где зайчик с головой, как у мишки».

Никак не могу сообразить до сих пор, почему у ребенка такая удивительная реакция. На открытке был изображен зайчик, держащий в руках маску медведя и смеющийся над удирающим волком, который этого «медведя» перепугался. Мне казалось, что смысл рисунка если и не будет ясен для трехлетнего малыша, но все равно вызовет смех. Смех-то открытка вызвала, только не потому, что малыш понял шутку, а потому что удивился, как это заяц, а голова у него в руках, да еще медвежья. И пока мы ехали на троллейбусе домой, Лена на все вопросы про еду, про друзей, про мультфильмы и так далее, отвечала односложно, а затем с хохотом возвращалась к той же теме: «Папа, ну что ты за открытку прислал…».

Уже позже, перед отъездом в Аргентину, когда я работал на выставке в Африке, Леночка снова отдыхала в санатории Красные Поляны (кажется он назывался так). К сожалению, пробыла она там немного, не по своей вине, конечно, — а ведь там был зимний бассейн.

Забирать ее я приехал на такси. Стоял поздний вечер, было снежно и холодно. Остановились около территории санатория (дальше такси не пустили охранники). По снежным дорожкам прошел к ближайшему зданию. Невероятно красиво было — тишина, елочки в снегу, светящееся здание. Подойдя к нему, первое, что я увидел — были огромные окна во всю стену, а за ними бассейн, в котором, несмотря на позднее время, плескались ребятишки. А за окнами — снежный лес, с елочками, блестящей луной, звездами. Вышла Леночка (я заранее позвонил и предупредил, что ее забираю). Мы оделись, попращались и поехали назад.

По дороге я спросил, хорошо ли Лена поужинала, на что она ответила, что хорошо и рассказала, что на ужин был виноград. Разумеется, виноград был после еды, но сказано это было таким обыденным тоном, что ясно стало, что виноград дают если не каждый день, то часто.

Шофер спросил у Лены усмехнувшись: А икру черную на ужин не давали? На что Лена, приняв вопрос всерьез, ответила: — Сегодня нет. А я ее и не люблю.

Н-да!!! — Только и покачал головой шофер. Дело в том, что он видел, в какой санаторий мы приехали. А у обычных детей не только винограда, но я яблок зимой не было. Взрослые про икру и думать забыли, а дети и не знали, что это такое. Мне даже стало стыдно, что мы такие важные, что у Лены уже есть пропуск в поликлинику — в нашей стране пропуск означал многое, а тут у ребенка с шести месяцев отроду уже пропуск был!

Санаторий

Фотография: Меган Хорхенсен

Laisser un commentaire (0) ↓

Leave a Comment