Blog

Остров сокровищ

Остров сокровищ

Это реальная история. Если постараться, можно найти фамилию героя, название острова, где дело происходило, годы действия.

Итак, сто с лишним лет назад некий кладоискатель раздобыл карты небольшого островка в карибских морях, куда, как водится, пару веков назад, после очередного налёта на испанские караваны пираты карибского моря ремонтировали свои бриги и шхуны. Заодно, пираты прятали на острове награбленное золото, алмазы, изумруды и рубины. А для того, чтобы сокровища не потерялись, составляли карты. Карты незамысловато зашифровывались.

Но в том-то и дело, что шифр применялся настолько лёгкий, что допускал различные прочтения и толкования. Пирату, клад прятавшему, легко – если подзабыл место, то взял пергамент, поглядел внимательно и вспомнил, что, к примеру, «км+12 -▲» означает, что надо от камня, где швартовались, двенадцать шагов к горе отсчитать.

А исследователю каково? То ли километр отшагать, то ли двенадцать, то ли с горы начинать отсчёт, то ли искать гору с наклоном в 12 градусов? (Ну, последний вариант для пиратов слишком уж сложен, но исследователь, безуспешно перебравший все остальные пути, даже эту опцию проверит).

Одним словом, кладоискатель прибыл на остров и приступил к поиску клада. Начал поиски с большим энтузиазмом, рассчитывая выкопать сокровища через день-другой.

И провёл человек на острове в общей сложности двадцать пять лет. Клад в руки не давался. Вот-вот, казалось бы. А не даётся.

Остров давно уже стал обитаем – стояли на нём с пяток рыбацких деревушек, церквушка, мэрия, склады с провиантом, всё, как у людей. Человек триста жили. Сначала кладоискатель в диковинку казался. Чудной какой-то. Потом привыкли.

Человек регулярно списывался с друзьями из большого города (Лондона, по-моему, но тут точно не помню), которые слали ему всё новые свидетельства того, что есть где-то клад. То раскопают следственные показания пирата, то бортовой журнал захваченного пиратского корабля в архивах королевского флота обнаружится, то внучка трактирщика полезет на чердак, а там дедушкины карты, оказывается, трактир-то на награбленное открыт был.

Да и на самом острове пираты столько свидетельств своего пребывания оставили – и остов корабля торчит в бухте, весь ракушками зарос. И сруб замшелый у подножья горы, на котором почерневшие от времени пиратские черепа вырезаны. И пушки корабельные разбитые в дюнах валяются. И могилы пиратские – нет-нет, да попадаются, в которых ржавые переломанные кинжалы, да пуговицы от форменных бушлатов всех морских держав захоронены.

Так что, доказательств много имелось. Вот только клад никак не давался.

Двадцать пять лет кладоискатель на острове прожил. Питался рыбой да тем, что сердобольные рыбачки подавали. Подрабатывал иногда на починке сетей. Хижину себе поставил на песчаном холме. Весь остров перекопал, переползал на брюхе, перестукал все гранитные стенки и камушки. По вечерам садился на завалинку подле хижинки – в качестве завалинки пушку пиратскую приспособил. И размышлял, что же ещё сделать надо, где ж тайна хранится. Аж отполировал пушку от долгого сидения. Но никак не даётся клад. Двадцать пять лет – вся жизнь — без толку.

И, наконец, однажды вечером сел на своё любимое место, посмотрел на заходящее солнышко, упал вдруг на песок и помер – сердце отказало.

Утром заметили рыбаки с берега, что лежит человек у избушки, не шевелится. Подошли разузнать, в чём дело. Шапки сняли.

Нагнулись, поднять страдальца, на кладбище нести.

Тот рыбак, что аккурат у ствола пушечного стоял, мертвеца за ногу подхватил. И тут краем глаза так … раз, блеск заметил в стволе… Приглянулся, хмыкнул. Веточку взял, рядом валявшуюся, в ствол ткнул – не руку же засовывать, а вдруг там краб клешнёй хватит! Песочек веточкой проткнул.

А там, на две трети ствола орудийного, десятидюймовой толщины, да полутораметровой длины – золота да брильянтов уйма. Засыпаны снаружи слоем песочка, чтобы не высыпались. И какой-то жучок-паучок норку прокопал, вот рубин самый маленький и проглянул под солнечным лучиком утренним.

Рыбаки к другим пушкам. На одной подштанники кладоискателя помершего сушатся, он бронзу вместо сушилки приспособил – даже вычистил! У другой костерище – там в холодные вечера любил на горячем от огня металле посидеть… Третья для стола приспособлена – и то, поверхность твёрдая, пушка большая, толстая.

И в каждом стволе – золота, алмазов, брильянтов, пиастров… Всем рыбакам острова хватило. Все в одночасье разбогатели. Каждому по десятку миллиона долларов на нынешние деньги досталось.

А усопшего беднягу похоронили тут же, у хижины, пушки по бокам могилы поставили, надраили. Часовенку вскладчину соорудили. Спи спокойно, благодетель.

Мораль? А какая тут мораль может быть… Даже не знаю, как мораль выразить.

остров сокровищФото — Меган Хорхенсен

Laisser un commentaire (0) ↓

Leave a Comment