Blog

Леонард Коэн

Леонард Коэн

Он ходил по скверу Ст. Луи, — окна его квартиры выходили на сквер. Останавливался около памятника поэту Октаву Кремази, долго смотрел на бюст Кремази, переводил взгляд на фигуру павшего бойца, сжимающего знамя (эпизод из поэмы «На руинах Севастополя»). О чём думал, не знаю, но было похоже на каждодневный ритуал. Седые волосы. Гордая осанка. Достоинство в каждом шаге. Улыбка, с которой раскланивался с соседями по кварталу.

А люди шептались — смотри, смотри, это он!, он тут каждый день в одно и то же время, давай завтра придём, посмотрим на него, пока не уехал снова. Но ни разу не видел я, чтоб подходили, просили автограф. Он внушал благоговение.

Великий человек. Порадовался публично за Нобелевскую премию Бобу Дилану. Горечи в словах не чувствовалось, но горечь сейчас в каждом из нас — Дилан мог и подождать год-другой. А он уже не подождёт. Хотя не в премии дело.

И ещё про него. Это не выдумка и не приукрашивание, хотя звучит пафосно, может быть, но это правда — он рассказывал об этом сам со смехом на одной монреальской вечеринке, которую показывали по ТВ:

Когда началась война 1973его года, он примчался в Израиль и пришёл на призывной пункт. И то ли заполнил анкету, то ли его офицер узнал. И тот спрашивает: — «Ты где служить хочешь, Леонард?» Он отвечает: — «Не знаю, я бы в парашютисты пошёл, можно? Или в артиллерию? А на эсминец можно, я ж яхтой управлять умею? Я не знаю, где нужнее, туда и записывайте».

А офицер посмотрел так весело и говорит: — «Ха! Я тебе устрою всё это, ты не переживай! К парашютистам сначала хочешь, так? Договорились!»

И в тот же день вечером он пел перед десантниками-парашютистами, которые грузились в самолеты для вылета на Суэц. А на следующий день перед артиллеристами. Где у него вырвал микрофон офицер, обругал там кого-то за какие-то задержки с чем-то, и вернул микрофон с извинениями. А потом пел на эсминце, а потом в окопах пехотинцев. По восемь-десять концертов в день, по всему фронту. Спал в спальных мешках и трясся в бтрах, добираясь до опорных пунктов.

В первые дни пытался протестовать — «я ж в армию приехал записаться и воевать, а не петь!» Ему взвинченный генерал в ответ: — «Ты что, сволочь, отказываешься выполнять боевой приказ?! В армии не спорят! Где ты важнее, там и воюешь, понял!» Он почувствовал, что уже свой, раз ругают, как своего, по-армейски, без скидок на известность. И воевал дальше. Уже после перемирия объехал за три месяца все те части, где не успел спеть во время войны. Только потом вернулся домой в Канаду.

памятник Кремази, Леонард КоэнСквер Ст. Луи на плато Монруяль в Монреале, где неспешно прогуливался великий бард, когда приезжал в город. Фото: Марина Ст.Сестра

Laisser un commentaire (0) ↓

Leave a Comment