Blog

Archive pour Гештальт-психология

Этюды о Гештальте-2

Из дневника гештальтиста.

Солянка. Гештальт-терапия и аутотренинг. Ежики в огород Когнитивно-Поведенческой Терапии. Этюды в духе Фрица Перлза.

В начале было слово, и слово было у сознания, и слово было «потребность». Когда мы приходим в кабинет психотерапевта, наша потребность формируется в терапевтический запрос, если мы хотим получить помощь. Если мы пришли в терапию (я настаиваю на предлоге «в», потому что терапия — это не нудный урок в школе и не мастер-класс, это меняющийся образ жизни и осознания), то значит, у нас в мозгу есть некий диссонанс между нашим нынешним состоянием и желаемым состоянием. Вот это желаемое состояние, полное надежд, фантазий и проекций — и есть наш терапевтический запрос. Результатом же терапии является нечто… среднее? иное? Нет, оно не расположено посередине между паршивым и желаемым замечательным, и не ведет куда-то «в иные измерения», как например, тоталитарная секта, меняющая потребности ее участников.

Результат терапии заключен в том, что клиент присваивает свое нынешнее состояние, производит в нем изменения и присваивает эти изменения. Ассимиляция. Не принятие — присвоение. Это — Я.

Естественно, требует сознание, и «принимает работу» — тоже сознание. Сознание подверженно целым одинадцати видам когнитивных искажений, как объяснили нам дотошные бихевиористы. Надо лечить — решили они.
Как лечить? Из их школы я знаю два подхода:
Первый — разными способами разъяснять, насколько глупы и искусственны мыслительные конструкты паци… виноват, клиента, и —
Второй — вооружить клиента дневничком, куда он будет записывать свои успехи, и заставить его самого вознаграждать себя за них. Это называется, между прочим, Mastery-und-Vergnügung Technik. Старый добрый бихевиористский метод.

Методов в арсенале КПТ неизмеримо больше. Среди них и запись случайных мыслей, и «реалитэтстест» — проверка мыслей на соответствие реальности, но я не собираюсь цитировать тут всю немецкую википедию. Это выходит за границы моих потребностей

Остановимся на Mastery-und-Vergnügung, а лучше, проедем по нему, не останавливаясь.
Те же дотошные бихевиористы, изучая депрессию, ввели понятие «Negative automatische Gedanke» — «Негативные мыслительные автоматизмы — НК». В книге James N. Butcher, Susan Mineka & Jill M. Hooley: Klinische Psychologie. 13. Auflage. Pearson Studium, München 2009, ISBN 978-3-8273-7328-1, на странице 299, вот она в гугле красивая: https://books.google.de/books…, этот термин предшествует самой Депрессивной Триаде Бека (Негативное экзистенциальное переживание, негативное онтологическое переживание, негативное футурологическое переживание). Извините за мой французский, на русский это переводится «Я — дерьмо, мир вокруг — дерьмо (люди относятся ко мне, как к дерьму), и меня ждет невыносимо дерьмовое будущее».
Эти самые негативные мыслительные автоматизмы — это те самые тараканы в голове. Это постоянно проговариваемые внутренним монологом формулы (еще один термин — из другого направления психологии), влияющее на психический и соматический статус, и при этом, живущие абсолютно своей жизнью. Они проговариваются внутри даже тогда, когда я пишу эту заметку. Только тихо, шепотом, чтобы проползти под токовой оградой моего рационального сознательного.

Я очень люблю бихевиористов, они похожи на кожаный мяч. Их можно нежно потирать по округлым бочкам их всеобъемлющих классификаций, поддувать через ниппель рационализаций, гипотез и стройных теорий, а потом с размаху пнуть ногой в накатившем приступе депрессии, которую столь старательно лечили наградами за успехи, что откормили до такой степени, что она не может вылезти из черепной коробки сквозь естественные отверстия. Когда я пишу это, пользуясь художественными ассоциациями, я персонифицирую героев моего абсолютно нехудожественного повествования. Вот, например, мяч. Он неодушевленный, но считает себя живым. Он чистенький и обработанный средством для ухода за кожей, но ему сейчас придется коснуться грязной травы психотерапевтической практики и улететь в канаву. Вот депрессия. Она довольна, ей хорошо, потому что она охраняет своего носителя от непредсказуемости мира. Депрессия есть генерализованный контроль. Она контролирует все — события будущего, опыт прошлого, ритм сна, половую жизньи и зажатые мышцы. Депрессия — абсолютная эмоциональная предсказуемость. Депрессия — это дозируемая неопределенность. Депрессия — это равномерно распределенное напряжение. В депрессии и радостные, и печальные события воспринимаются примерно с одинаковой сниженной остротой. Хорошо взрощенная депрессия ласково оберегает хозяина от эмоциональных встрясок, потихоньку питаясь его жизненным опытом, который он все больше и больше отказывается присваивать. Таким образом, депрессия питается отрыжкой носителя. Вот, я опять про отвращение.

Бихевиористы пытаются дрессировать депрессию. Я сейчас подвергну жестокому обесцениванию все столпы их терапии, как то —
1) Градуированная постановка задач клиенту, — Опять контролируемое напряжение. Сейчас мы потянем еще, еще, еще, и наконец, с помощью вытянувшейся, как у жирафа, шеи, возьмем с полки пирожок. Который, в моих фантазиях, к тому времени, уже засохнет. Это я так образно представляю потерявшую актуальность цель. А ведь у нас есть рука! Мы могли взять с полки пирожок рукой! По-моему, это классный инсайт, но произойти он мог только потому, что я присвоил свою правую руку. А если пирожок невкусный? А что, если он с капустой, а не как я люблю — с малиной? Зачем я тянулся к пирожку и для чего мне теперь жирафья шея? Конечно, я могу применить ее в этом сложном мире, как приобретенный навык, но я живу не в зоопарке, и лишь с удивлением наблюдаю, как сотни людей вокруг едят свои любимые пирожки руками. И, забравшись своей гибкой и длинной шеей в кабинет психотерапевта-бихевиориста, наблюдаю, какой когнитивный диссонанс испытывает тот психотерапевт-мячик из моих фантазий, когда клиент говорит о том, что достигнутая цель оказалась совсем не тем, чего он хотел. Совсем не тем, ради чего стоило «потерпеть». Это очень много обесценивания и в адрес терапевта, и в адрес себя.

2) Планирование деятельности и сопровождение. Или просто «Мы покакали». В такой ситуации Терапевт просто примеряет на себя роль родителя и немножко возвращает клиента в детство, в ту эпоху, когда подсознание и сознание не было еще так загажено, как бы говоря ему «в случае чего, я тебе и подгузник поменяю, и в угол поставлю». Хотя клиент уже давно не писается и не бьет стекол. То есть, терапевт принимает на себя часть ответственности клиента за свою жизнь. Размывает свои границы и подвергает свое поле риску трансфера и слияния. Но ведь хорошо известно, что если полнота ответственности за действие не лежит на личности, то личность с трудом присваивает результат действия. Хотя кому это известно, это же я сформулировал только что, но мы сделаем вид, что я это где-то прочитал.

3) И, наконец. Мое любимое. Mastery-und-Vergnügung, задача и поощрение. Откорм депрессии вкусными леденцами, чтобы она не так грызла хозяина, и, в конце концов, умерла от диабета.
Внимание, мы переходим к сути. Если бы я был бихевиористом, я бы не разрешил себе пойти покурить, пока не дописал эту заметку. А я пошел, скрутил сигарету, а потом еще усугубил свой разврат ломтиком сладкой дыни. Или двумя. Или тремя, не помню, но все-таки, похоже, их было не больше двух. Я не должен был так делать. Я должен был разделить тетрадный лист на три графы под линейку и аккуратным, АККУРАТНЫМ почерком записать в крайней левой: Я должен изложить свои мысли по психологии. В следующей: Я изложил свои мысли и выложил это в фейсбук. В крайней правой: Моя награда: дыня, один кусочек. Затем подумал бы и написал: Если эта заметка наберет сто лайков, я куплю себе торт. Кстати, я реально его куплю, если она их наберет. В ваших лайках — моя судьба. Я делегирую вам ответственность за нее. Вы сможете ее нести?

Зачем нужен этот БДСМ с наградами? Да все просто. Помните наших любимых тараканчиков в голове, негативные мыслительные автоматизмы. Мы пытаемся закормить их сладеньким. Мы попытаемся закрепить каждый наш игнорируемый ранее успех. Чтобы его если даже и не присвоить — то гвоздиками прибить. И даже если упрямый внутренний монолог будет навязчиво повторять «ТЫ — ДЕРЬМО!», то мы сможем с достоинством отвечать ему: «нет, я не дерьмо! Видишь, как я хорошо посуду помыл?». Но внутренний монолог с легкостью обесценит все награды клиента. И главное, если подкрепление нарушится или награда утратит актуальность, выйдя за круг потребностей, то привыкший к поощрению разум спросит, наконец: и что? все зря?! Видите, я в формате монодрамы проиграл для вас коротко последствия такой терапии Лечебной Камерой Скиннера (клеткой для крыс, куда можно с помощью электронной схемы вводить всякие стимулы для грызуна, от приятных до болевых, и связывать их со звуковым сигналом или вспышкой лампочки путем условного рефлекса).

Очевидным недостатком такой терапии также является создание дополнительных напряжений — нереализованных потребностей, незавершенных гештальтов, ради того, чтобы контролировать напряжение связанное с «жизнью, идущей не так». Растущий снежный ком напряжений ничего хорошего не сделает.

И все это ради чего? Ради того, чтоб эффективно спорить с самим собой, со своим внутренним монологом? Чтобы предъявлять ему доказательства, как в суде?

Рассмотрим на примере другой монодрамы, что происходит у Гештальт-психотерапевта.
Клиент: Я — дерьмо.
Первым вопросом гештальтиста в таком случае будет
— А откуда ты это узнал?
Клиент пустится в длительные рассуждения. Тут возможны варианты: его могли длительно унижать, подавляя волю к сопротивлению и интроецируя формулу «я — дерьмо», а мог путем когнитивных искажений, виды которых вам подскажет немецкая википедия, дойти до этой чудной мысли сам.
И, наконец, терапевт произведет несколько интервенций и дойдет до границ личности клиента. До того момента, где внешние воздействия кончаются, и начинается его личная зона ответственности.
Единственный правильный ответ на вопрос «А откуда ты узнал, что ты — дерьмо» — это «Я сам это придумал/в это поверил». Или, как это блестяще сформулировал Николай Медведев — «Я сам с собой об этом договорился».

К большинству ситуаций личность идет таким путем, о котором она договорилась с собой сама. Бихевиорист пытается формализовать этот договор системой заданий и наград. Задания и награды ведут к определенности (нет). Задания и награды помогают (на самом деле, тоже нет) выиграть бесконечный спор с самим собой. Я же считаю, что то, как ты сам с собой договорился, рождает ВНУТРЕННИЕ УБЕЖДЕНИЯ — вот этот термин я как-то раз сформулировал в терапии, в которой я находился, и я хотел бы, чтобы вы обратили на него внимание.

Внутреннее убеждение (внутренняя убежденность) — альфа и омега когнитивных искажений, но также — опора осознанности.
Внутреннее убеждение — это устойчиво существующая в сознании мыслительная формула, выведенная из опыта действий, переживаний и представлений логичным или нелогичным путем, содержание которой не подвергается разумному или эмоциональному сомнению
Я предлагаю вам потравить тараканов в вашей голове. Их там собралось слишком много.

Аутотренинг (Аутогенная тренировка) — течение в психотерапии, которое состоит в практике самовнушения. С помощью устного повторения формул практик аутотренинга вызывает в себе телесные и духовные переживания. Да, мы сидим на стуле, закрыв глаза и повесив голову, и повторяем формулы. Отключившись от внешних стимулов и постепенно вытесняя внутренние, мы можем увидеть/услышать, что нам мешает сосредоточиться и придти в состояние спокойствия. Мы слышим шелест наших маленьких любимых тараканов. А потом мы начинаем повторять формулы. С помощью слухового и моторного запоминания мы «вбиваем» себе в сознания новые установки, новые Внутренние Убежденности. То, что раньше произносилось робко и неуверенно — «Я — красивый?», «Я — умный?», настойчиво говорится в полный голос. Против тараканов необходимо подходящее орудие. Наш собственный голос должен перейти в голос внутренний.

Одним из многих критериев научности психотерапевтического метода является то, что данный метод можно объяснить с позиции другого метода. Аутогенная тренировка прекрасно отвечает на гештальтистский вопрос — «Как оно сейчас?» — да, вспомним Перлзовское «How and Now». Отключая внешние раздражители, мы обращаем большее внимание на внутренние. А повторяя формулы раз за разом, поначалу не веря в их содержание, мы создаем внешне-внутренний стимул: звук нашего голоса, ощущение от произнесения, необычные ощущения в расслабленных частях тела. И, наконец, внутренний голос, появившись из ниоткуда — мы его «сами придумали», сами дали ему текст — отправляется в никуда.

Не говорите мне, что вы не занимаетесь такой ерундой, как сидение на стуле с опущенной головой и повторение короткой фразы. Послушайте ваш тягостный внутренний монолог. Он из таких фраз и состоит, и вы не замечаете его только тогда, когда очень чем-то увлечены — и то, ненадолго.

Таким образом, все, у кого есть сознание, занимаются аутогенной тренировкой. И для повышения эффективности индивидуальной и групповой психотерапии, нам нужно взять этот процесс под свой контр…. нет! Я вас обманул! Нет ничего в жизни неэффективнее и токсичнее контроля. Для повышения эффективности индивидуальной и групповой терапии необходимо сделать естественный процесс аутогенного внушения осознанным, принять на себя за него ответственность (да-да, еще и за него ответственность принять) , и, тем самым — присвоить его!

 

Тюнингованный Volkswagen-Microbus

Тусовочный микроавтобус — это Гештальт-автомобиль!

Этюды о Гештальте-1

Просветление через шкафчик.

(Гештальт-этюд)

 

Шкафчик Пандоры.

В душевой в моей квартире нет светильника — ну вообще никакого. Зеркала тоже нет. А постоянно пользоваться ванной — неудобно. В результате мы с мастером, который делал мне ремонт, заказали для меня красивый зеркальный шкафчик с освещением. Когда шкафчик пришёл, я обождал несколько дней (занимался другими делами) с трепетом приступил к сборке. Половину вчерашнего дня я промучился, собрал таки зеркальное чудо, заштробил стену, приделал крючья для навески и был безумно горд собой. Еще и клеммник дополнительный навесил для удлинения электрических проводов — в общем, моя инженерная мысль торжествовала.

Сделал — и убежал на урок к профессору Зандеру. И вот тут началось «веселье»: профессор совершенно закономерно обратил моё внимание на то, что я совершенно невнимателен к деталям! Ну да, это любой заметит — а тем более, профессор Зандер. И кого я пытался обмануть? Вышел с урока я в абсолютно безнадежном настроении и с глубоким осознанием того, что потратил несколько лет зря. С одной стороны, на выслушивание излияний преподавателей на тему того, какая я бездарь, а с другой — будем честными. На занятие ерундой. На поиск девушки и игру в Доту. Что до игры в Доту, то может я могу раздать Урсой, Бристлом, Сикером или даже Спектрой, что до девушки — то дольше полугода я ни в одних отношениях не удержался.

Но я честно пытался! Че-че-че-че-честное слово! Я напряженно пытался доказать всем, что я а) нармальный пацан; б) могу качественно играть в компьютерные игры, хотя до 18 лет у меня не было нормального компьютера; в) меня кто-то может полюбить, и даже очень. От моей спорадической пацанскости мне захватило дух, и на орган был положен огромный орган. В смысле, болт.

Ну и ни на кого не произведет, конечно же, хорошего впечатления отчисление прямо с первого курса, когда казалось, что проблемы решаются, когда дело движется, когда все играется лучше и лучше. Валентина Владимировна, я Вам благодарен до сих пор. И за вечный страх, что если мне не удастся поступить снова — меня отправят в армию, и за то, что к экзаменам кратковременная память у меня ухудшилась настолько, что я не мог повторить аккорда, который мне сыграли секунду назад. Страх возвращался каждую весну в новых обличьях, и мне пришлось пройти такое лечение, после которого половина из вас не сможет пальцем пошевелить. А я совмещал это с учебой, и никто ничего не замечал.

Бывают же такие преподаватели, да.

Je suis шкаф.

Вернувшись с урока, я встретился с мастером, который помогал мне делать ремонт, и повесил шкафчик. Свет горел, чудо-красота. Шкафчик держался на специальных выгнутых пластинах, в которые заходят крючки, закрепленные на его внутренней стороне. Красивое, незаметное крепление.Полочки я вкладывать в него вчера не стал: я решил, что раз я устал, и вообще, денёк у меня не задался — сделаю с утра, на свежую голову. С утра я немедленно приступил к осуществлению своей архитектурной мечты: взял стеклянные полочки и их упоры, запихнул нижнюю полоску стекла и начал возиться с верхней. Её пришлось просовывать хитрым образом, изворачиваться, подлезать над нижней полочкой, поворачивать, прокручивать между двумя установленными упорами… наконец, все было готово. Я с наслаждением и чувством глубокого удовлетворения осмотрел свою работу — сам же все сделал! — и пошёл класть инструмент на место. И тут… Бам-бам-бам, бам, бам! Я был уже в соседней комнате, но понял, что источником «БАМ!» мог быть только один предмет в целом мире: мой прекрасный шкафчик. Мой новый шкафчик. Мой новый и прекрасный шкафчик. Мой красивый и светящийся зеркальный шкафчик. Мой шкафчик, который я собрал собственными руками. И действительно, когда я вошёл в душевую, шкафчик лежал на полу, одна дверца была разбита, разбита была и верхняя панель со стеклом от лампы.

Конец.
Я понял, что это конец, потому что 80 евро улетели в трубу, потому что вряд ли к нему можно заказать запчасти, и, наконец, потому, что шкафчик — это полностью моя работа, обвинять в провале которой — некого. «Бам, бам, бам» — и я и без света, и без зеркала, да ещё и с мусором на полу.

Где-то полчаса я кружил по квартире, аки ужаленный, призывая на свою голову кары небесные и кляня свою криворукость. Вообще-то, почти вся мебель, стоящая в моей квартире, собрана моими собственными руками, а накрылся пока только шкафчик, но масштаб трагедии был все равно огромен. Я ничего не могу! Я криворукий болван, который просрал свои шансы стать музыкантом, угробил штук пять своих отношений, хотя мог быть уже женат, и вот — шкафчик! Зеркальный шкафчик со счастьем внутри полетел кубарем с креплений, сломал пластиковую полку и разбился. Меня посещали самые разные мысли, начиная от срочной продажи квартиры и заканчивая её полной сдачей, чтоб никогда туда не возвращаться. Упавший шкафчик перечеркнул всю мою будущую жизнь и карьеру. В разбитых зеркалах отражалась моя судьба.

Скелеты в зеркальном шкафчике.

Слава богу, ликвидацией последствий атомной аварии «Отчисление с возвращением» в свое время занимались профессионалы. Собственно говоря, им пришлось вместе со мной чистить Авгиев Гараж моего жизненного опыта, и, оглядываясь назад, могу сказать, что этот жизненный опыт я себе подгорчил дай боже. Я был хорошим ребёнком, но ужасно зажатым — и, что поразительно, я все время чувствовал себя виноватым. А сколько шансов я себе сорвал по причине «Это же неэтично! Неприлично! Страшно! Ужасно!» — я до сих пор побаиваюсь сейчас сказать.

Итак, со своим КАМАЗом проблем я попал в руки гештальт-психотерапевта, а гештальт-психотерапия — это же что? Это, по сути, человеческое общение, но с профессионалом, который способен обратить внимание на многие важные вещи, а также, дать представление о закономерностях, по которым работает наше сознание.
Надо понимать, что в большой степени, все, что мы видим — это одна большая иллюзия. Потому что мы не осознаем сам объект внешней среды, а осознаем свое отношение к нему и ассоциации с ним.

Допустим, если солнышко светит, птички поют, но у Вас болит голова, какая Ваша реакция? «Заткнись, долбаный соловей!» А каковы Ваши переживания, когда Вы под проливным дождём спешите на свидание?
Поэтому один из вопросов, который постоянно звучит в кабинете гештальт-психолога — «Что Вы сейчас чувствуете?»

Но это лишь вершина айсберга. Гештальт-психотерапия изучает ПРОЦЕССЫ — некие протекающие во времени феномены, возникающие в сознании человека и его отношении к среде/другим людям. И, конечно же, психотерапевт много рассказывает клиенту о них: клиент должен быть постоянным психотерапевтом самому себе, иначе все пойдёт насмарку.

Вот некоторые из названий процессов, которые Вы, наверное, где-нибудь слышали: Проекция, Интроекция, Дефлексия, Ретрофлексия, Конфлюенция… Такие процессы неосознанны. Они — как каббалистическое Древо Сефирот, которое своими ветками и сферами закрывает от нас Божественный Свет, а проще — осознанное восприятие реальности. Так что же произошло со мной?

Построить отношения со шкафчиком.

Конфлюенция — слияние — это процесс, когда личность начинает считать посторонний объект частью себя. Этот процесс — один из самых вредных и токсичных, которые только существуют. В считанные секунды конфлюенция может вознести человека на вершины счастья, а потом низвергнуть в яму с дерьмом. Самый лучший способ сделать несчастным себя и другого человека — построить с ним конфлюентные отношения. Это такие отношения, формула которых звучит, как в известной песенке моего детства: «Я это ты, ты это я, и никого не надо нам». И, конечно же, «Мы — одно». Другой человек воспринимается, как часть себя, «частичка души», «вторая половинка». Но в отношениях счастливы бывают только целые люди. Не надо думать, что конфлюентные отношения ограничиваются только лишением партнёра свободы или родительской гиперопекой. Если между субъектом и объектом возникают отношения слияния, то субъект начинает воспринимать качества объекта как свои собственные. И, конечно же, строить на их основании свою самооценку. Например: «Моя девушка недостаточно симпатичная, значит, я сам некрасивый». Логически субъект объясняет себе: «Я некрасивый, поэтому более красивая девушка меня не выберет, поэтому я встречаюсь с этой», но де-факто ситуация такова, что он просто выбрал девушку соответственно своей самооценке. Он может держаться уверенно только с теми девушками, которые ему попросту не нравятся! Каковы шансы у такого субъекта на счастливую семью?

Сколько угодно можно привести таких примеров: «мой ребёнок хулиганит или потерпел неудачу, значит — я плохая мать», «Я вращаюсь в компании крутых парней, поэтому я ввяжусь вместе с ними в массовую драку, я ведь тоже крутой, а драка это круто».В особо запущеных случаях психоонкологии (совершенно ненаучный термин, но очень хорошо характеризующий ситуацию) отношения слияния возникают с неодушевленным предметом, например, машиной. «Чем лучше у меня автомобиль, тем успешнее моя жизнь». А вы думали, почему некоторые, живя на съемной халупе, покупают в кредит авто за сорок тысяч в валюте? Или почему так убивается автомобилист, заметив свежую царапину на своей Ласточке?

Я для своей конфлюенции выбрал объект поскромнее: зеркальный шкафчик за 80 евро. Для меня он был по каким-то причинам почти синонимом личного успеха, а его потеря — огромным провалом, хотя его конструкция такова, что он неминуемо когда-нибудь когда-нибудь упал. При установке полок я применял минимальные усилия (они же стеклянные!), но этого минимального смещения хватило, чтобы шкафчик соскочил с крючков. Ручек у него предусмотрено не было. Пользователи открывали бы его, берясь за нижнюю сторону дверей, и когда-нибудь, в один прекрасный день…

Но всего за одну ночь — как типично! — отношений со шкафчиком, я успел сделать его частью себя. Ведь я его собрал! Вот доказательство того, что у меня прямые руки!

Собственно, и не только его я сделал объектом конфлюенции в своей жизни — я сделал такими фетишами и свои успехи в органной игре, и свои отношения, и свой MMR (Matchmaking Rating) в Доте. И во многом терпел победы и провалы, но продолжал воспринимать девушек, орган и доту — как часть себя. А, тем не менее, на мне самом не растёт ни сисек, ни экрана, ни органных труб.

Пустой шкафчик.

Как далеко надо заходить в борьбе с конфлюенцией? Хорошо, скажем проще: если последствия наших действий — это не мы, то где же тогда я, и что же тогда я?

Я бы хотел ответить: я — это руки и ноги, это голова и живот — но буду неправ. Я не буду приводить в пример инвалидов, которые научились жить полноценно без какой-либо части своего тела, а приведу в пример буддистов, а также других практиков медитации (в форме молитвы, в форме сидения в позе лотоса, в форме созерцания либо размышления — неважно). Что христианский аскетизм, что буддийские школы учат нас тому, что в конце учения мы должны разорвать узы слияния даже со своим собственным телом, чтобы достичь абсолютного счастья, просветления, Рая или Нирваны. Действительно, именно наше тело сообщает нам потребности, исполнение которых создаёт все новые и новые проблемы. «Мир есть страдание, страдание есть желание», кажется, так? Размышляя в этой парадигме, мы приходим к тому, что, во-первых, тело управляет нами, а не мы — телом, а во-вторых — в случае смерти непросветленный человек испытывает мучительное переживание того, что тело больше не может исполнять его — а на деле своих собственных желаний. Таким образом, путь счастья — это путь Познания Пустоты, путь осознания того, что все наши ощущения — боль, голод и усталость — лишь иллюзорные препятствия на пути к поставленной цели. А звук упавшего шкафчика — это был тот самый хлопок одной ладонью.

Окаменевшие моллюски-аммониты из магазинчика в Тюбингене гештальт

Две половинки вечности (с) Nick. Karpow, 2015